мне, раз уж ты хочешь знать правду до конца, до самого конца, все теперь противно и отвратительно. не только ты — все. а уж любовь — особенно. и твоя, и вообще